AISI-A
= Последний день всего =



Жанр: фантастика, стимпанк, мелодрама, боевик
Источник: сон
Статус: в процессе
Дополнительно: огромная благодарность
парням из номадских групп Вконтакта
за помощь с крылатой расой и технологиями


Лахеса (греч. Λάχεσις 'Судьба')
- определяющая судьбу



1 часть.


Пришельцы поймали ее в пригороде небольшого провинциального городка, куда она пришла за провизией. Теплая ночь второй половины лета выдалась темная, безлунная. Никто бы и не заметил ее присутствия в городе, если бы они не выследили ее. Здесь она не могла защищаться. Здесь были те, кого она должна была защищать. Силой планеты, стихийной силой, которая не разбирает, где враг, где друг. Знали они об этом, или им повезло случайно, сейчас это не имело значения. Выяснять это надо потом, когда она окажется подальше от населения и сумеет воспользоваться своими возможностями. Врагов не сдерживало ничто, об этом не стоило забывать. Нельзя позволить им даже ее увидеть, чтобы не пострадали оказавшиеся поблизости люди. Которые еще мирно спали, не ведая о нависшей над ними угрозе. Петляя по узким переулкам и тесным задворкам невысоких каменных и деревянных домов, она бежала, лезла, ползла вперед. Стремительно, без остановок на передышки, чувствуя, что молчаливые охотники загоняют ее, как животное, вглубь города.

Оставив далеко позади зловещее шуршание крыльев штурмовых разведчиков, Лаеси проникла в двухэтажный бревенчатый домик. Окруженный небольшим аккуратным садиком с парой хозяйственных пристроек. Ей было необходимо перевести дыхание и попытаться получше рассмотреть преследователей. Она не издала ни звука, просачиваясь в темный дом через полуоткрытое окно, но в доме не спали. Лишь только ноги коснулись пола, cразу три пары глаз уставились на нее, окатывая мощной волной неприязни. Женщина и двое детей. Но шум никто поднимать не стал. Они знали кто она. Магов боялись и ненавидели, но сдавать пришельцам не стал бы никто. Девушка ничего не сказала, опасаясь вражеских выслеживающих устройств. Она подняла над головой цепочку с медальоном, указывающим на то, что этот город находится на ее территории. И поэтому, по крайней мере от нее, разрушений им можно не опасаться. Жителей дома это не успокоило. Очевидно, что за Лаеси придут те, для кого их жизни не стоят ничего. Девушка отвернулась, прокралась к окну и тихо заперла его. Сверху на улицу начали спускаться крылатые тени. Их было много. Оказавшись на земле, они принялись обшаривать улицу.

Раздался сухой стук в дверь. Женщина вздрогнула. Дети уже давно тряслись от страха. И даже Лаеси стало не по себе. Но никто не проронил ни звука и не шевельнулся. Уходить ей было некуда. И раньше было некуда. Здесь или в другом месте она все равно оказалась бы в ловушке. Девушка печально посмотрела на людей. Если ее убьют, другого мага пришлют не скоро. И сможет ли он что-то сделать, если основные силы противника успеют беспрепятственно подойти к городу и занять его. В захваченных городах пришельцы с жителями не церемонились. Особо не зверствовали, но местные были для них чем-то вроде досадной фауны. От которой при необходимости легко избавлялись. Если надо будет освободить пространство для колонистов, они, не задумываясь, уничтожат полгорода. Оставшиеся в живых потеряют право распоряжаться своей жизнью, право на имущество, работу, доход и какой-либо выбор. Будут заниматься обслуживанием захватчиков за право жить и есть. Исключений не было. Пришельцы сами отучили людей предавать своих защитников. А вот о казнях магов, захваченных в самом начале нашествия, не слышал никто. Никто не знал, куда они делись и что с ними сделали. Теперь маги не сдавались живыми. И для Лаеси настал последний день. День, когда придется умереть.

Стук неожиданно прекратился. Тишина ли в чем-то убедила пришельцев, или была иная причина, но они ушли к другому дому. Девушка немедленно воспользовалась предоставленной возможностью. Если ее передвижения по городу каким-то образом отслеживаются, то ей не уйти. Но могут уйти женщина и дети. Дом они уже все равно потеряли, но не потеряют хотя бы жизнь. И своим уходом развяжут ей руки хотя бы отчасти. Она без единого звука метнулась к лестнице, ведущей на второй этаж. Под ней была дверь, за которой девушка чувствовала пустое пространство, уходящее вниз. Остановилась перед дверью и знаком велела жильцам следовать за ней. Сама в это время начала осторожно выдвигать задвижки. Петли были смазанными, это хорошо. Но, медленно, открывая дверь, она увидела, что вопреки ее ожиданиям, ступени не каменные, а деревянные. Спуститься по ним без звука будет невозможно. Однако, чтобы сделать проход из подвала к ближайшему колодцу, все равно придется сильно пошуметь. Первое что пришло в голову это вакуум, звук в нем не сможет распространяться. Разумеется, когда сдерживаемый поначалу границами магического купола воздух ринется заполнять свободную от него пустоту, шум будет еще тот. Но враг, так или иначе, все равно уже нашел ее. Время, когда они встретятся лицом к лицу, шло на минуты. Поэтому эти минуты надо было использовать с максимальной эффективностью.

Лаеси принялась за дело. Не имея возможности использовать полноценную боевую магию, она могла применять бытовую. Но и тут были свои сложности. Маги не способны нарушать законы природы. Они могут влиять на ее естественный ход. С помощью пронизывающих планету волн особых мутаций, невидимых глазу, но улавливаемых шестым чувством магов. В просторечье называющихся магической силой. Ускоряя или затормаживая природные процессы, учитывая и нейтрализуя последствия. Нельзя было вызвать землетрясение, без смещения земной коры на многие мили вокруг. Нельзя было вырыть котлован без того, чтобы куда-то деть землю, глину и камни из него. И сейчас, осушая колодец, Лаеси как можно плотнее утрамбовывала выработку земли вокруг ступеней подвала, наращивая винтообразные ступени вверх внутри колодца, заполняя землей подвал. Когда с подземным ходом было покончено, она соорудила вокруг людей воздушные скафандры и повелительно указала женщине на ход. Если хочет жить, ей стоило поспешить. Затем девушка вернулась к окну, затаилась и стала разглядывать противника.

Зловещие тени с огромными крыльями за спиной, в пулеобразных шлемах с уродливыми масками вместо лиц, заполонив улицу, метались от дома к дому. В некоторые дома стучали, в некоторых исчезали, почти сразу же их покидая. Того что они искали там не было. Ей бросилось в глаза, что стучали в дома рядом с колодцем, который она сделала выходом из подземного хода. Это убедило девушку, что нашли ее не просто так. Средства слежения у них были. Только на что... на магию? Возможно то, что сегодня она не надела пелену неприсутствия, позволило так долго оставаться не пойманной, сливаясь с обычными людьми. Внезапно, тени почти все разом устремились к колодцу. Видимо, женщине удалось выбраться. Пора. Лаеси резко отпустила все щиты, освободив пространство от заключения магией. Взорвав тишину режущей слух какофонией звуков стремящегося к равновесию пространства. И тут же, прямо напротив ее лица, за окном возникла отвратительная маска и вырос крылатый силуэт. Сердце девушки подпрыгнуло в груди от неожиданности. Но она не испугалась. Чего можно испугаться, если уже знаешь, что ты мертв.

Лаеси отпрянула к стене. Дверь тут же разлетелась от мощного удара снаружи. Ломая серыми крыльями дверной проем, в дом хлынул металлический поток пришельцев, со всех сторон окружая девушку. Такой толпой это они зря, удовлетворенно подумалось ей. Пусть сражаться она не может, но похоронить всю эту толпу в одной безнадежной могиле вместе с собой - это запросто. Мгновенно притянув к себе все ближайшие магические волны, она собрала из них непреодолимую мышеловку вокруг дома, и принялась формировать на ней пресс воздушной плиты, чтобы раздавить это место в лепешку. Последственные разрушения в этом районе города будут, но не такие значительные как при полноценной битве. И, главное, не будет жертв среди граждан. Закончить она не успела. Что-то стремительное почти врезалось в нее, обхватив, сдавило грудную клетку. И резко оторвало ее ноги от поверхности, поднимая вверх, с чудовищной силой ломая верхний этаж, пробивая крышу. Девушка, теряя контроль над ловушкой, инстинктивно вцепилась и вжалась в напавшего. Чтобы не оказаться разодранной обломками дома.

Ошеломленно и потерянно, она смотрела вниз, на быстро удаляющиеся редкие огоньки просыпающегося города. И раскрывающийся внизу вид на живописную долину, изукрашенную узорами тускло мерцающих рек. В предрассветной мгле долина, обрамленная пушистыми темными лесами и высокими коронами гор, уже начавших золотиться рассветом, казалась опечаленной. Как будто прощалась с Лаеси. Сизый туман стелился над реками большими каплями слез. Девушке стало тоскливо. Она не сделала для этого места всего, что могла бы. Она даже не смогла перед смертью забрать с собой хотя бы часть циничных вредителей, грозящих превратить всю эту красоту в уродливые руины. Как тот уютный дом, из которого ее только что вырвали такой бескомпромиссной не рассуждающей силой. Такая слепая деструкция не должна существовать. Лаеси вновь начала собирать вокруг себя спектр магических волн. И вновь не успела довести дело до конца. Ее, вдруг, отбросило от похитителя сильным толчком и она начала падать.

Без специальных приспособлений маги не умели летать. Ни как самолеты, ни даже как птицы. Они могли левитировать, используя гравитацию, могли поднять в воздух и вести по воздушным потокам любое пригодное для полета средство. Но самостоятельно они не летали. Аэродинамика у человеческого тела совсем не та. Нити магических волн выскальзывали из ее ментальных захватов. В таком нестабильном во всех смыслах положении девушка не могла достаточно сконцентрироваться, чтобы уловить нужное их количество и не разбиться. Она бросила эту затею. Падая, лишенная поддержки магии, впервые она чувствовала себя совершенно беспомощной. Свист воздуха в ушах оглушал, пряди длинных волос больно хлестали по лицу. Ее хрупкое тонкое тело летело в бездну тяжелым неповоротливым камнем. Ей хотелось, чтобы все уже скорее закончилось. Падение, вопреки всем ментальным тренировкам, пробуждало в ней бессмысленный животный страх и инстинктивно могучее неодолимое желание жить. Но, казалось, время остановилось, стало тягучим и липким словно кисель, как будто назло замедляя мучительное падение. Она падала спиной вниз, бессильно раскинув руки. Перед глазами, сквозь хаотично мятущуюся паутину волос, серело небо с призрачными лентами облаков. Перечеркнутых в центре большой треугольной кляксой врага.

Внезапно, девушка успокоилась. Пусть у нее почти нет магии, нет будущего, нет ничего, кроме врага, но пока она жива, все еще нужно пытаться его убить. Именно в этом всегда было ее предназначение. Растерянность прошла, страх отступил. Получится или нет, но она будет стараться выполнить свои обязанности до конца. Первая волна магии довольно легко попалась в захват. Зависшая в небе темная клякса пришла в движение и начала стремительно увеличиваться в размерах. Пойманного излучения хватило ровно на то, чтобы упругим воздушным хлыстом сбить приблизившегося противника в сторону. Кончик чудовищного металлического крыла просвистел рядом с лицом, срезав несколько прядей волос. Волна воздуха перевернула и ее. Теперь она падала лицом вниз, ясно различая землю и кувыркающееся серое тело врага, пытавшегося обрести устойчивое положение. Она сконцентрировалась на нем, стараясь не смотреть на землю, притягивая новые волны магической энергии.

Раскрытые крылья пришельца, состоящие из продолговатых пластин, больше чем вдвое превышали его немаленький рост. С виду он был на голову выше Лаеси. Облачение представляло собой гладкий облегающий доспех, отсвечивающий мутным металлическим блеском. С рулевыми пластинами, расположенными на спине, предплечьях и голенях. Сочленения доспеха тоже были пластинчатыми. Доспех полностью покрывал все тело, переходя в шлем, напоминающий то ли острое яйцо, то ли пулю. Вместо лица на нем была устрашающая жуткая маска неизвестного девушке существа. Маски у врагов были разными, но повторялись, их было определенное количество. Однако, такую она видела впервые. Ранее, вцепившись в пришельца, уносящего ее в небо, девушка успела почувствовать теплую мягкость как будто живого металла. Тем не менее, такого прочного, что после разрушения дома на нем не осталось ни царапины. И невероятно твердый внутренний слой под этим, кажущимся живым. Она и раньше видела пришельцев, хоть и не так близко. Видела их доспехи, срезанные с убитых. Но когда ей доводилось касаться их непосредственно, они были совсем другими, неживыми.

Враг уже справился с проблемой и разворачивался для новой атаки. При первой девушка успела заметить, что крылья по плечевой кромке были острыми как лезвие у меча. На этот раз ей удалось собрать достаточно силы для ловушки, которая обездвижит противника и заставит лететь камнем к земле вместе с ней. Гарантированно расплющив обоих о землю. Но надо было подпустить его как можно ближе и не попасться под удар страшных крыльев. И на этот раз попался он. Словно муха в янтарь. Его крылья замерли в нелепом положении, стиснутые уплотнившимся вокруг их тел воздушным коконом. Достаточным для того, чтобы обездвижить, но слишком хрупким для того, чтобы пережить удар о поверхность. Буквально в полутора метрах от нее враг забился в попытках освободиться или достать мага, изворачиваясь как уж. Но все его усилия были тщетны. И он снял маску. Когда облако пепельных кудрей, сразу же облепивших бледное лицо хозяина, было отброшено воздушным порывом, Лаеси показалось, что ее обожгло изнутри огнем.

Таких красивых мужчин она не видела никогда. Широкие пепельные брови вразлет над большими серыми глазами с широким межвековым разрезом. Прямой нос с высокой переносицей. Четкой лепки упрямый рот, в полтора раза больше глаза. Достаточно длинная не слишком широкая шея, почти до подбородка затянутая в доспех, резко переходила в широкие плечи и мощный торс. Сильные руки, узкие бедра, длинные ноги с заметной мускулатурой. Невольное восхищение удивительной красотой чужака, чуть было не помешало девушке заметить резкий замах руки с зажатой в ней маской. Хищно блеснувшей тонким отточенным краем. До земли оставалось меньше пары минут. Но если убьет то, возможно, у него есть еще шанс на спасение. Она обреченно рассмеялась и развеяла ловушку. Его тут же закрутило воздушным потоком и отбросило прочь. Если выживет - пусть живет, а она умрет хотя бы с головой на плечах.

Стремительно приблизившаяся земля бросилась в лицо. Жить оставалось считанные мгновения. Лаеси обхватила себя руками и зажмурила глаза. Но удара не последовало. Сзади раздался оглушительный металлический треск и ее тело резко сложилось пополам, схваченное за пояс и вновь увлекаемое ввысь. На этот раз подъем не был быстрым и не казался уверенным. Перебираясь цепкими пальцами по металлическому предплечью, девушка извернулась в кольце охвативших ее рук и подняла голову. Сверху на нее задумчиво смотрело прекрасное лицо крылатого демона. Маску он потерял. Его светлые волосы окрасились ржавыми бликами рассветного зарева и казались окровавленными. Девушка вытянула руки, сцепила в кольцо вокруг его шеи и подтянулась выше. Одна из удерживающих ее рук переместилась на спину. Так стало намного удобней им обоим. А ей еще и необъяснимо приятно. Необъяснимо, потому что она не понимала, как с ней могло случиться такое горькое недоразумение, как любовь с первого взгляда. Да еще такая бессмысленная и отвратительная. Объект внезапно поразившего вожделения давно и последовательно уничтожает ее мир. Она тяжело вздохнула и, зачарованно глядя в прозрачные глаза демона, начала собирать магию. Они должны умереть.

Он тут же ожил, выражение лица стало надменным:
- Не делай этого. Иначе плюну на гордость, брошу вниз и улечу.
- Бросай, - спокойно согласилась она.
- Выживешь... - пробежала сквозняком по его губам догадка.
Она промолчала. Да, теперь действительно выживет. Теперь у нее есть необходимый опыт концентрации в экстремальных условиях. Только доведется ли воспользоваться им еще когда-нибудь...
- Определенно выживешь, если не добить, - заключил он.
- Гордость не позволяет тебе добивать врагов? - рассеяно удивилась девушка.
На его лице мелькнула тень досады.
- Гордость не позволяет мне побеждать противника, поражая его своей... красотой, - глухо выдохнул он, словно мучимый кашлем.
- Ох, - сокрушенно отметила она, наблюдательный, заметил. Но сверх меры самоуверен. Допускает излишнюю фору противнику и ошибочно полагает, что она его пожалела, сраженная красотой. Может, он и не похож на обычных яйцеголовых болванчиков, регулярно попадающихся в ловушки, но довольно неосмотрителен в своих выводах, - не все ли равно как побеждать врага. Главное результат.
- Мне не все равно. Я не дама и не плебей.

Поднявшись около двух тысяч метров над землей, он завис на месте, что-то разглядывая внизу. Темные рыжеватые волосы Лаеси, путаясь с его пепельными, залепляли ему лицо и глаза. Он тряхнул головой, пытаясь выбраться из их паутины. Но помогло ненадолго. Девушка освободила руку и провела пальцами по его лицу, убирая волосы. Его кожа была холодной. Холоднее, чем доспех. Серые пушистые ресницы покрылись инеем и стали казаться еще длиннее и пушистей. Он снисходительно посмотрел на девушку и снова вернулся к высматриванию чего-то на земле.
- Ищешь своих солдат?
Он не ответил.
- С ними твоя гордость побеждать противника позволяет? - не унималась Лаеси.
- Позволяет, - равнодушно согласился он, - но я их отослал.
- Зачем? - изумилась девушка, - думаешь, ты такой крутой, что справишься один?
- Нет, - он перевел на нее спокойные серебряные глаза, - думаю, ты такая крутая, что если не справлюсь один, то незачем им бесполезно умирать. Они еще пригодятся.
- Не тебе, - уверенно пообещала девушка, изо всех сил стараясь прогнать уныние.
Значит, солдаты остались в городе. И возможно уже готовят вторжение. Но переживать о том, на что повлиять не в ее силах, было глупо. В ее силах убить только одного из них. И она постарается это сделать.

Блеснули ровные белоснежные зубы, его лицо озарила бесподобная улыбка, от которой замерзающей Лаеси моментально стало жарко.
- Я же тебе понравился, - не поверил он, - неужели убьешь?
- Убью, - печально вздохнула она, - понравился это личное, а долг превыше всего. Так даже проще. Одной умирать страшно, а с тобой нет.
Его улыбка рассеяно погасла. Он как будто о чем-то вспомнил.
- Если мы все равно умрем, то скажи мне, почему маги сражаются в одиночку? Почему вы не выступаете с вашей армией и позволяете нам ее уничтожать?
Девушка задумалась, можно ли сказать ему то, что знает любой обитатель этой планеты. Не выдаст ли она тайну, за которую какие-то маги предпочли умереть.
- Странно, что ты не знаешь, - тихо произнесла она, - ведь у вас были пленные маги.
- Были, - согласился он, - но умирали раньше, чем из них успевали вытащить что-нибудь ценное.
- Люди нам мешают, - осторожно сказала девушка.

Он снова рассмеялся:
- Нам тоже. Может быть, вам стоит стать нашими союзниками?
- А может вам нашими?
- Не годится. Мы уже практически победили.
- Тогда может тебе стоит сделать что-нибудь, если собрался победить и меня. Вместо того чтобы болтать, покрываясь инеем.
- Я побеждаю, - возразил он, - на земле у меня нет шансов. Не хочешь повторить кувырканий в свободном падении - не будешь использовать магию. Ты замерзнешь раньше, чем я.
- И снова ты ошибаешься. Я замерзну не раньше тебя. Мне хватит тепла твоего доспеха.
- Вот как, - он озадаченно свел брови, - а когда я ошибался в первый раз?
- Ты так часто ошибаешься, что первого уже не вспомню, - ее губы сложились в насмешливую улыбку, - например в том, что вы победили. Я скажу тебе, почему маги сражаются в одиночку. Если маги соберутся вместе, они выжгут сразу всю магию в огромном пространстве. Это приведет к потере равновесия в планетарном магическом фоне, потере контроля ним и вызовет цепную реакцию стихийных бедствий по всей планете. Когда маги соберутся вместе - это будет армия Судного Дня.
- Люди вам мешают... - голос был ледяным.
Выражение его лица стало непроницаемым как у каменной статуи. Он неожиданно сорвался с места, крепко прижав к себе тело девушки. И на бешеной скорости решительно устремился в выбранном направлении. Лаеси не пыталась глядеть вниз или угадать, куда он ее несет. Она просто молила всю магию Вселенной, чтобы конечный пункт полета оказался не на ее территории. Девушку пронзило гнетущее ощущение, что она все-таки сболтнула лишнего. Но в голове не укладывалось, как захватчики не заметили раньше, что маги не жертвовали населением в отличие от обычной армии. Они не могли.

Их сила обладала большой поражающей способностью, была оружием мгновенного массового поражения и сокрушительных разрушений на больших пространствах. В древности, когда магическое излучение только-только открыли, мир оказался на грани полного уничтожения. Полдюжины магов могли за день уничтожить небольшую страну. Стихийные отголоски этого уничтожения проносились по другим странам, расположенным на пути использованных магических волн. В конце концов, из россыпи мелких воюющих между собой государств, обладавших сильными магами, образовалось около полусотни крупных, чье количество магов было относительно большим и примерно равным. К тому времени планета уже корчилась в судорогах разрушений и стихийных бедствий, а ее население сократилось больше чем наполовину. И тогда люди осознали, что если война продолжится, то победителей в ней не будет. Появились миротворческие группы магов, которые выработали сложную систему сдерживания остальных. Кого-то удалось призвать к строгому порядку использования магии, кого-то пришлось уничтожить. Битвы прекратились. Но чтобы избежать опасности нападения соседние страны начали объединяться, увеличивая свой магический потенциал. К рождению бабушки Лаеси на планете уже оставалось только четыре страны: Восточная, Северная, Западная и Южная. Эти государства разработали Правила Применения Магии. Среди них были такие как: запрещено использование боевой магии на экологически нестабильных территориях, запрещено использование боевой магии на территории другого мага, запрещено использование боевой магии среди гражданского населения. ППМ жестко регулировали любое использование магии и переводили ее основное применение на мирные цели. Нарушители беспощадно уничтожались, Армагеддона не хотел никто.

Цивилизация начала восстанавливаться и расцветать, планета почти залечила раны. Но однажды на Западную Страну начали падать метеориты диаметром около 100 метров. Ее маги трудились до изнеможения, нейтрализуя катастрофические последствия их столкновения с поверхностью, и все равно не справлялись. Им в помощь были посланы маги Южной Страны. И когда внезапно, словно осиный рой, из метеоритов высыпали металлические крылатые существа, маги не были готовы к противостоянию. Они были слишком обессилены. Пришельцы быстро смяли регулярные войска Западной Страны и она была захвачена. Южная Страна, потеряв половину своих территорий, в ускоренном порядке милитаризовала экономику и оставшихся магов. Неся существенные потери, она все еще сражалась, постоянно отступая на восток. Поначалу ее положение сильно осложнили нехватка магов и предатели, выдающие тех захватчикам. В надежде, что за проявленную лояльность их имущество и свободу не тронут. Но это было ошибкой. За которую граждане захваченных земель поплатились всем, кроме жизни, которая больше им не принадлежала. Какие бы то ни было права пришельцы признавали исключительно за собой. Всем остальным они предоставляли только обязанности перед ними. Закрепившиеся и обустроившиеся захватчики напали на Северную Страну. Но та уже была готова к обороне, и пришельцы в ней прочно застряли чуть преодолев границу.

Лаеси родилась и училась на Востоке, но на выпуске была инициирована магом Севера, полностью освободившим весь ее магический потенциал. Выпускников, обладающих высокой способностью к чувствованию магического излучения и управлению им, освоивших теорию и практические навыки, гранили как алмаз. Правильно сделать это мог только очень сильный маг, обладающий хорошими знаниями и опытом в технологии инициирования. Таких было не много и обычно они приезжали на инициации в другие страны, если собственные специалисты были заняты другими инициациями. Огранка и пропорции оказывали большое влияние на качество и свойства силы, способность к оперированию максимальным количеством магических волн. Настоящий алмаз может превратиться либо в сверкающий всеми гранями бриллиант, либо в ничем не выдающийся бриллиантовый камень. И часто после взаимодействия выпускников с представителем противоположного пола, обладающим такой роскошной ослепляющей и поражающей до глубины души силой, они больше никем не могли увлечься. И начинали тосковать по недостижимому идеалу. Мечтая хотя бы побыть рядом, ничего не прося. Просто погреться в великолепных лучах трансформирующей душу силы, жмурясь от удовольствия. Так случилось и с Лаеси. Но перелетного мага она так и не нашла. И осталась на передовой Северной Страны.


2 часть.


Скорость была невероятной. Противник не собирался давать Лаэси возможности концентрации. То набирал высоту, то пикировал вниз, переворачиваясь и крутясь, то вновь поднимался ввысь. У девушки начала кружиться голова. Лаэси так сильно вцепилась в пришельца, что у нее побелели и онемели пальцы. Поначалу, даже появилась надежда, что могучий инстинкт выживания поможет задушить мучителя без всякой магии. Но тот никак не реагировал на ее судорожные движения. Видимо не зря его шея была покрыта доспехом. Тогда она закрыла глаза и попыталась представить себя пойманной ураганом. Находясь в стихийной ловушке, его нельзя усмирить, но можно в нем выжить. И в случае с ураганом хотя бы выбраться в эпицентр, называемый глаз бури, зону затишья. И уже оттуда взять ураган под контроль. Ураганный пришелец - конечно, совсем другой случай. Но знакомый опыт, полученный во время обучения, помог девушке взять под контроль свое тело и мысли. Головокружение и подступающая тошнота оставили ее. Магию в такой ситуации ей не изловить. Она не знала, чем подпитывались крылья и как долго могли работать. Но, есть и пить врагу все равно было нужно. Поэтому, он все же должен спуститься на землю. И когда он это сделает, она должна быть готова ко всему. И к тому, что окажется на территории, где использование боевой магии запрещено. И к тому, что у нее будет возможность ею воспользоваться. И к тому, чтобы не дать врагам добраться до нее непосредственно, ударить или застрелить.

На земле Севера у Лаэси было бесспорное преимущество над кем угодно. Это была земля ее кумира. Она постоянно ощущала поблизости силу его невероятной магии. Сознание этого питало и удесятеряло ее собственные силы и дух. Делало независимой от неожиданно вспыхивающих увлечений противоположным полом. Очарование кем-то никогда не делало ее слепой, глухой или уязвимой. Она всегда ясно видела недостатки своих случайных привязанностей, и трезво оценивала свои возможности с ними ужиться. Все увлечения довольно быстро проходили. Образ мага-инициатора она считала своим ангелом-хранителем в любых сложных ситуациях. Поэтому ничего не боялась и не отчаивалась почти никогда. И никогда не жалела о том, что бросила все на родине, и связала свою жизнь с Северной Страной. На Востоке у нее остались родители и маленький брат. Магам-мужчинам, в силу особенностей физического строения, возможностей карьерного роста предоставлялось гораздо больше, чем женщинам. Но для того, чтобы ими воспользоваться в полной мере, развитие и образование должны быть безупречными. Хотя отец и мать переживали за нее, но брату требовалось намного больше их внимания, чем ей.

Ее личное кумиропоклонничество это не просто влюбленность, почтение или восхищение. Это нечто большее. Оно было серьезным увлечением всем, что могло связать ее с кумиром. Его страной, живущими в ней людьми, ее традициями. Оно позволило ей иначе, чем другим магам, построить свои отношения с местным территориальным гарнизоном армии Северной Страны. Обычные люди считали магов самовлюбленными и высокомерными, неоправданно кичащимися своей разрушительной силой. Маги считали обычных людей недалекими и слабыми, неоправданно заносчивыми из-за ограничений магов Правилами Применения Магии. Это порождало взаимную антипатию и отчуждение. Мага и гарнизон обычно связывали только служебные обязанности. Но Лаэси чувствовала не только служебную, но и личную ответственность за них. И однажды они это поняли, и не оттолкнули. Этот гарнизон в нее верит. Знает, что она ни за то не сдастся. Не бросит их на произвол судьбы без магической поддержки. Эта уверенность не позволит им отчаяться, даст надежду на то, что она, возможно, вернется. Даст дополнительных сил, чтобы продержаться до прибытия нового мага. Поэтому ее мысли не зацикливались на крылатых призраках, которые остались в городе. Кем бы ни был враг, ему будет нелегко сломить сопротивление северных воинов. Даже оставшихся без мага. Она тоже в них верит.

Скорость полета стала падать, пришелец начал снижаться. Девушка позволила себе открыть глаза и взглянуть вниз. Под ней была сухая песчаная равнина, испещренная непонятными металлическими сооружениями. Казалось, что-то добывающими. Когда-то равнина была зеленой. На горизонте виднелась высокая металлическая стена. Над ее кромкой уже можно было различить крыши высоких домов, шпили промышленных построек и конусообразные купола дворца. Полет занял чуть менее получаса. При такой скорости, они пролетели километров сорок. Значит, это был один из последних павших северных городов. Чем ближе становилась стена, тем больше она могла рассмотреть. Как он изменился... как будто в каменный организм города въелся металлический паразит. Возможно, в этом и были какие-то чуждые стиль и привлекательность, но ей произошедшие изменения казались отвратительными. Пришелец облетал город противоположно зданию дворца. От стены отделились несколько крылатых стай и полетели за ними вдогонку. Между тем архитектура внизу менялась. Каменно-металлические постройки уступили место деревянным. Неопрятным улицам, почти не имеющим зелени. И маленьким темным муравьям, понуро бредущим по этим пыльным улицам с различной поклажей. Северяне.
- Финиш, - насмешливо раздалось над ее головой.
Девушка подняла голову и посмотрела в спокойные серебристые глаза.
- Рабочий район, забит людьми до отказа, - сообщил он.

Она непроизвольно закусила нижнюю губу. Он истолковал это по-своему. Криво улыбнулся, довольный собой, перелетел стену и стал заходить на посадку. Со всех сторон затрещали металлические крылья окружающего их противника. Солнце уже стояло высоко, и обилие блистающих доспехов слепило глаза. У Лаэси невольно выступили слезы, и она уткнулась в грудь пришельца, чтобы их смахнуть. Его ноги легко спружинили, мягко приземляясь на большой пустырь. Девушка почти не ощутила посадки. Он запустил руку ей в волосы и поднял ее голову. Лицо выражало некую опечаленность:
- Если будешь сотрудничать, я обещаю позаботиться о твоей безопасности.
Лаэси молча рассматривала его лицо. Какой же он все-таки невероятно красивый. Потом она встала на цыпочки и поцеловала. Другой возможности ощутить это уже не будет. Он не ответил, но и сопротивляться не стал. Удивился? Может и нет. Но какая разница. Он был в полной уверенности что победил. Снова совершил ошибку и на этот раз смертельную. Он не чувствовал колебаний магического фона. И не заметил воронки закручивающегося вокруг одной из туч воздуха.

Инструкции по павшим городам она получила. Сегодня для Лаеси настал последний день. Без крови северян на руках. День, когда ей придется уничтожить город вместе с ними. Эти северяне сдали своего мага, они сами отказались от магической защиты. И Правила Применения Магии в отношении них не действовали. Наоборот, Правила требовали действий от нее. Девушка мгновенно выскользнула из металлических объятий и кинулась бежать. Опуская на себя воронку разрастающегося смерча. Когда та, извиваясь как ядовитая змея и гремя как сотни кузниц, начала стремительно спускаться к земле, было уже поздно остановить Лаэси. Отбежав на достаточное расстояние, свободное от противника, она остановилась, притягивая к себе все больше магического излучения и пленяя им воздух вокруг. Превращая его в смертельный ветер. Стаи крылатых демонов, затянутые вихрем, разлетелись по нему как перышки. Которые вихрь, изломав своей мощью, сделает абсолютно безопасными. Ей, вдруг, показалось, что этих перышек слишком мало. Стай было гораздо больше. И захватившего ее пришельца тоже нигде не было. Его доспех сильно отличался от других. Даже в бешеном смерче его было легко заметить. Но его там не было. Вихрь становился все толще и мощнее, вырывая с корнем дома вокруг, взрывая землю. Что происходило за пределами ее зрения, она могла только догадываться. Но знала каким будет конец. Еще несколько минут, и смерч накроет весь город полностью. От города не останется ничего.

Внезапный сильный удар в спину сбил ее с ног и уронил на землю. Настолько сильный, что острая боль пронзила грудь. Она скорчилась на земле, задыхаясь. В глазах начало темнеть и она потеряла контроль над ураганом. Следующий удар в бок развернул ее лицом вверх. Над ней нависал похититель. Сейчас он не был красивым. Перекошенное лицо было в крови, синяках и порезах. Поломанные крылья торчали из-за спины как связка огромных копий. Сочленения доспеха покорежены, но сам доспех не пострадал нисколько. Одно из перьев он держал возле ее горла. А смерч начал двигаться, неумолимо приближаясь к ней. Кровь с его лица капала на нее, глаза горели бешенством. Ей было все равно. Свой долг она выполнила с лихвой. Военные добьют оставшихся. Ее внутренности раздирала мучительная боль и нехватка воздуха. Она инстинктивно схватилась за его руки, ища спасения от боли. Даже если спасением будет смерть. Его глаза потухли, остекленев. Спасать ее он не собирался. Их уже начинало забрасывать мусором, стена урагана вот-вот пройдет по ним. Он вдруг изогнулся. Копья-крылья сверкнули, взвившись на мгновение. И, подняв тучи пыли, со страшной силой впились в землю до самого основания. Вокруг лежащих на земле людей. Тяжелое тело противника безвольно упало на девушку и придавило как плитой. Теряя сознание, Лаэси поняла как он выжил и проник в глаз урагана. Цепляясь за землю огромными крыльями. Их поломал он сам.

Ей снилось, что она тонет. Легкие разрывало удушьем, воздуха катастрофически не хватало. Она барахталась в непроглядно черных водах неведомого океана. Конечности не слушались, дергаясь сами по себе. Она теряла силы. В голове болезненно стучало кровяное давление. Магии вокруг не было вообще. Сколько она не пыталась ее обнаружить, магического фона не было ни следа. Иррациональный ужас разбудил ее. И она тут же застонала от неожиданной боли, со всех сторон набросившейся на нее как голодные псы. Тело нещадно саднило и болело. Рук и ног она не чувствовала. Рот наполняла липкая противная жидкость с мерзким металлическим вкусом. В попытке вздохнуть девушка непроизвольно проглотила часть этой массы. Горло и грудь сразу же оцарапало сильное жжение. Она закашлялась, повернула голову и начала отплевываться. Кое-как разлепила глаза. И все вспомнила. Ураган. Он прошел по ней и пошел дальше, никем и ничем не сдерживаемый. По каждой клетке ее тела прокатилась волна такого безмерного отчаяния, что оно притупило всю другую боль. Лаэси заставила себя вылезти из-под придавившего ее бесчувственного тела. Извиваясь по земле и разрывая вместе с одеждой собственную кожу, на которой и без того не было живого места. Протиснуться сквозь остатки впившихся в землю крыльев. Отползти от противника. Подняться на колени и осмотреться, ища следы смерча. Вздох облегчения снова обрушил на нее телесную боль. Она скорчилась и уткнулась головой в землю, жадно дыша. Ураган ушел в противоположную сторону от ее территорий. Куда бы не пошел дальше, он не причинит вреда людям Севера. Если он подойдет к чужой территории его развеет маг, если пойдет на территорию врага - то будет еще лучше.

Немного придя в себя, она начала притягивать к себе магические волны и активировать регенерационные процессы в организме. Повреждения постепенно затягивались и восстанавливались. Зрение мутилось, голова болела и заставляла мир кружиться. Температура тела сильно поднялась. Но это и понятно при регенерации. Не понятно, почему ее рассудок покрывался туманной пеленой, и ее трясло как от озноба. Тело стало ватным, по лицу текли слезы. Она не могла полностью контролировать свое тело и чувствовала себя как будто в другом, чужом мире. Потеряла ощущение реальности. Это было ненормально. Казалось, что она отравилась. Но если бы это было так, регенерация давно бы избавила организм от яда. Запекшиеся губы все еще болели и никак не хотели заживать. Она машинально провела по ним рукой. Кровь. Девушка выпрямилась и встала, раскачиваясь как пугало на ветру. Она была залита кровью с головы до пояса. И это была не ее кровь. И скорей всего эта кровь ее отравила. Но почему этот яд не берет магия? Не слушающимися ногами она сделала пару шагов, упала, поднялась и сделала еще пару шагов. Добравшись до пришельца, села на колени возле искореженного тела. Все же доспех не смог спасти его от всех повреждений. Сопротивляющиеся смерчу крылья разворотили ему спину. Сзади доспеха на нем почти не осталось. Враг лежал в луже крови. Темно-красной, почти черной. И умирал. Даже не приходя в сознание.

Лаэси окунула руку в кровь и поднесла ее к лицу, пытаясь победить расплывающееся зрение волей. И активировала микрозрение. Но, как ни старалась, у нее ничего не вышло. Отравление рассеивало внимание и мешало ей в должной мере сосредоточиться. Его надо доставить в гарнизон и как можно быстрее. Пока она еще может контролировать магию. Там разберутся, что за яд содержит его кровь. Не раздумывая больше ни секунды, она сформировала обездвиживающий кокон и запустила регенерацию в его теле. Оно начало трансформироваться на глазах. Раны заживали, кости срастались, выбирая генетически правильное строение. Он очнулся и повернул голову. Кокон был лишним, и она развеяла его. Пришелец был слишком слаб и все равно не мог двигаться, потеряв так много крови. Серые глаза вспыхнули на кровавой маске его лица. Теперь он мог говорить, но молчал. Ему нечего было сказать. Он больше не был победителем. Он повернул голову обратно, уткнувшись в лужу крови. Девушке почудилось, что он решил захлебнуться собственной кровью. И она придвинулась ближе. Царапая руки, она кое-как отодрала с его спины остатки крыльев. И раскачивая тяжелое тело из стороны в сторону, перевернула его на спину. Теперь надо было для них обоих соорудить гравитационную подушку в полуметре над землей и продержать ее сорок километров до дома.

В половине пути она почувствовала неладное. Даже сквозь неподвижное стекло нового восприятия мира она ощутила опасность. Девушка подняла голову. Четыре довольно больших стаи пришельцев стремительно приближались к ним. Лаэси привычно потянулась к сетке магических волн. И... окунулась в них с головой. Теперь она не притягивала магию, магия окатила ее мощным водопадом с головы до ног. И у нее не было сил удержать такой поток. Но магические волны уже липли к ней как паутина. Ошеломленная, она пыталась взять их под контроль неуклюжими попытками прежнего опыта. Но магия больше не слушалась ее. Теперь не она использовала магию, а магия использовала ее. Гравитационная подушка вздрогнула и резко опустилась на землю. Девушка упала, поднялась и села на землю, поджав под себя ноги. Сразу же задрожала и сама земля. В небе над ней начали сгущаться тучи. Ветер усилился.
- О, Великая Магия! - вырвалось у нее. Это не яд, это инициация!
Она вцепилась в плечи лежавшего рядом пришельца и затрясла его:
- Ты маг?! Отвечай, если не хочешь убить своих оставшихся людей!
- Я не маг, - нехотя ответил он.
- Не может быть! - не поверила девушка, - ты инициировал меня.
Его глаза оживились интересом:
- Каким образом?
- Я не знаю, - растеряно прошептала девушка, - двух инициаций не бывает.

Крылатые фигурки в небе отчаянно боролись с усиливающейся стихией. Лаэси отчаянно боролась с дурнотой, угасающим зрением и ускользающим сознанием. Ветер стал влажным, и чувствительно хлестал по телу, смывая кровь с девушки и пришельца. Противник тоже попытался сесть. Со второй попытки ему это удалось. Он сел, крепко упершись руками в землю, и угрюмо посмотрел на девушку:
- А если ты умрешь?
- Будет только хуже, - безжизненным тоном охладила она его пыл, - и если лишусь чувств тоже. Сейчас я могу сдерживать обезумевшую магию хотя бы отчасти.
Он придвинулся ближе и прислонил Лаэси спиной к себе. Тепло его тела и биение его жизни в некоторой степени вернуло девушку в реальный мир.
- И что тебе нужно? - глухо спросил он.
- Сила. Сила контроля над магией.
- Где мне ее взять?
Она не знала.

Настоящая магическая инициация происходит совсем иначе. Выпускника оставляют на гравитационной подушке в абсолютно темном, звуконепроницаемом помещении без запаха и при неощутимой температуре. На время, он должен полностью отказаться от всех других чувств, кроме ощущения магии. Он должен призвать к себе магию, находясь в этом сводящем с ума 'ничто и нигде'. С помощью эвокации - направления своей личной энергии на объекты внешнего мира. В отношении магии это могла быть только энергия любви. Будущий маг должен стать для магии магнитом, вытянуть ее извне. После каждого призыва маг-инициатор закрепляет успешный призыв в биополе инициируемого. Открывая в нем специальные ячейки для них, словно создает емкость для патронов.

Эвокация сама по себе отнимает много энергии. Энергия инициируемых также тратится на то, чтобы не лишиться рассудка в безумном помещении. Ощущения, испытываемые инициируемыми в процессе инициации сходны с симптомами разной степени отравления. Сколько волн и какого качества удастся притянуть до того, как выпускника покинут силы и сознание, столькими и будет оперировать инициированный маг. Особо опытные маги-инициаторы создавали дополнительные ячейки на основе выловленных выпускниками волн. Но для этого инициируемый должен обладать сильной способностью к длительной эвокации. Он должен быть способен почувствовать не только магию, но и мага-инициатора. Это открывало максимальные возможности, поскольку тогда магическую силу можно было объединить. Этого максимума Лаэси достигла. Даже если была бы возможна повторная инициация, для закачки еще большей магии, в ее биополе уже не было места.

От воспоминаний ее отвлек неожиданный поцелуй. Долгий и серьезный, мягкий и соленый от крови.
- С ума сошел? - отшатнулась девушка, невольно облизав губы.
- Если это спровоцировало такой бедлам, то могло бы дать и контроль над ним, - пожал плечами пришелец, отпуская ее голову.
Самовлюбленный болван, раздраженно подумала девушка. Так уверен, что магия мира сосредоточена в его красивом лице.

- Это было не так, - терпеливо объяснила она, ощущая новый приступ дурноты, - меня инициировала твоя кровь.
Хотя, возможно, не так уж он и неправ, - подумала девушка, - возможно, процесс инициации запустился еще раньше. При поцелуе, передавшем ей малую часть генетического материала пришельца. Который ее магия, легко и незаметно, поглотила и ассимилировала. Но следующая большая порция чужой магической мутации, проглоченная с кровью, с новой силой активизировала кардинальную трансформацию магии Лаэси. Если их магические силы начнут конфликтовать, она умрет. Выпустив в мир невольно созданное магическое чудовище.
- Я не знал, что в моем роду были маги, - удивился он.
- А кто-то выдающийся был в твоем роду? - с надеждой утопающего уцепилась за проблеск новой идеи слабеющая девушка.
Он замялся. Уныло посмотрел на кучки крыланов, которым удалось приземлиться. Пытавшихся пробраться к ним, сквозь беснующееся вокруг пространство. И на тех, кому спуститься на землю еще не удавалось.
- Ты их пощадишь? - наконец твердо спросил он.
- Я отпущу вас всех, - клятвенным тоном пообещала Лаэси, - я поняла, в чем проблема, ты тоже мне больше не нужен.
- Короли, - тихо выдохнул он.
И она поверила. О древней крови настоящих королей ходило много мифов. Магия везде. Такая кровь вполне могла быть и в другой галактике. Кровь, позволяющая управлять магией напрямую, без закачки в свое биополе. Вот только как ее усмирить. Об этом мифы ничего не рассказывали.

Древних королей в ее мире давно не осталось. Как странно, заметила Лаэси, в нашем мире магию открыли только тогда, когда исчезла последняя капля крови Изначальных. А в мире пришельцев исчезли маги, но сохранилась истинная кровь древних правителей. Почему Великая Магия не позволяет им существовать одновременно? И неожиданно провалилась в небытие. Но ненадолго. Широко раскрыв глаза, как будто затянутые расплывчатой пеленой, она увидела серое небо, бешено крутящее над ней лоскуты фиолетовых туч. И снова потеряла сознание. Лихорадочное чередование небытия с явью рвало ее рассудок на части. Магические волны липли к ней со всех сторон. Наслаиваясь друг на друга, они обвивали ее, как нити удушающего кокона. Терзали биополе, причиняя невыносимые мучения. Сквозь путаницу реального мира и нереального ее мозг отмечал, что возле нее появились люди с прижатыми к спинам огромными крыльями за плечами. Кто они? Она не знала. Что они делали, сосредоточено склонившись над ее телом? Раздраженно спорили. Потом кто-то взял ее за руку, которую она совершенно не чувствовала. И что-то ввел в вену из большого тюбика с длинной иглой. Темнота. Когда снова стало светло, люди снова спорили. И кто-то бескрылый приложил другой тюбик уже к своей руке. Ему пытались помешать, бросая злобные уничтожающие взгляды на нее. Что происходит? Где она? Кто она? Девушка не смогла услышать ни звука, сквозь звенящую тишину, поработившую ее слух. А вокруг безумствовали стихии. Серо-фиолетовую карусель неба пронзали молнии и решетили зигзаги дождя. Снизу против неба бунтовала земля, взметая ввысь груды грязи и мусора. Осыпая ими девушку и собравшихся рядом людей. А потом черная тишина стала долгой. Такой долгой, что показалась вечностью. Такой неподвижной... что разбудила в душе девушки нечто, начавшее старательно выкарабкиваться из глубин охваченного забытьем сознания на поверхность.

Она Лаэси, соискательница. Она должна пройти инициацию и стать магом. Должна призвать к себе магию. Но магия уже с ней. Много магии, строптивой и неподвластной. Могучей и свирепой, как дикий необъезженный конь, посягающей на ее свободу. Магия пыталась пленить ее, переварить и использовать как проводник в человеческий мир. Магия не должна быть такой. Что не так? Девушку охватила растерянность, она испугалась. Ей нужна помощь, надо призвать мага-инициатора. Она собрала свои биоэнергетические ресурсы, какие смогла, в особый призыв. Обращающий сознание вовне к определенному объекту в поисках поддержки. Призыв дался неожиданно просто. Как вагон, вставший на привычные рельсы, и легко покатившийся вперед. Но с такой скоростью, как будто им выстрелили из пушки. Когда призыв пробил немую толщу окружающей темноты, она почувствовала не одного мага, а сотни. Самых разных. Ее призывный вагончик стремительно летел к своей цели, легко пронзая немыслимое расстояние. А она изумленно смотрела, как ежесекундно меняя форму, с бешеной скоростью, мимо проносилась магическая жизнь. Вот он! Ее ангел-хранитель. Она вцепилась в биополе мага, раздирая его, пытаясь закрепиться на месте. Его растерянность длилась несколько мгновений, затем он совладал и с ней, и с Лаэси. Даже ему это стоило немалых усилий. Но он остановил безумное скольжение девушки в магическом поле планеты.

'Ты кто?' - холодный напряженный отклик проник в ее мозг. 'Лаэси, соискательница. Я не могу справиться с инициацией. Мне нужна помощь'. 'Какая Лаэси? Какая инициация?' - настороженно опешил ментальный собеседник. Лаэси назвала свою магическую школу. Последовал бесстрастный ответ: 'Эта инициация была семь лет назад. Если ты все еще не маг, то выпускной экзамен уже завалила'. Девушка интуитивно возмутилась: 'Я маг'. И машинально сообщила название своего региона и регистрационный код боевого мага. Она не сделала бы этого, если бы на его месте был кто-то другой. Но он был тем, кому она доверяла всю себя. И она вспомнила. Вспомнила все. Поскольку разумы были объединены магической волной, он тоже оказался посвящен в ее воспоминания: 'О, Великая Магия!'. Лаэси моментально спохватилась и отгородила свой разум сразу после начала второй инициации, переключив волну и привязав ее к прежней. Но то, что она хотела скрыть, ее одержимость им, успело его достичь. 'Лаэси...' - пораженно отреагировал он. Потом замолчал. Она тоже не знала что сказать. 'Что у тебя происходит сейчас?' - возник сосредоточенный вопрос. Она сообщила ему о последствиях разбушевавшейся магии. Снова пауза. 'Это мы сможем остановить' - резюмировал он, - 'Но тебе нельзя использовать магию, пока я не приеду. Я сегодня же отправлюсь к тебе'. 'Надо вызвать другого мага' - напомнила девушка. 'Не надо. Ближайший враг разбит, новые силы подойдут не раньше меня' - спокойно возразил он, - 'Не делай ничего. Жди'. 'Почему?' - удивилась девушка. 'Тебе нельзя никому сообщать о том, что с тобой произошло'. 'Но почему?' - недоумевала Лаэси. 'Тебя объявят вне закона' - медленно сообщил он. 'За что?!'. 'Объясню когда приеду'. Совместными усилиями они восстановили равновесие магического фона, нечаянно взорванного девушкой. Затем ангел покинул ее, предоставив самой себе.

Выпутанная из магических тенет Лаэси снова вернулась в темное ничто сознательного транса. В который, ища спасения, интуитивно вывела себя из обморочного состояния. Но он больше не был беззвучной пустотой. Магия никуда не ушла. Она присмирела и перестала атаковать девушку, но продолжала выжидательно кружить вокруг. Как будто из беззвездного вакуума девушка окунулась в океан, пульсирующий жизнью. Раньше, для того чтобы использовать магию, ей надо было почувствовать магическую волну с помощью специальной концентрации. Вытянуть магическую нить из невидимого энергетического слоя планеты, как рыбку из воды. Теперь эти рыбки сами тыкались в нее отовсюду. Она и раньше знала, что толщина и длина магических волн различна. Но теперь она наблюдала целый океанический лес магии самых разнообразных форм и размеров. С плавающими повсюду микроскопическими искрами энергетических микроорганизмов. Своим недавним неуклюжим вторжением она задела только несколько ветвистых кустиков в нем. И вызвала мощное волнение окружающей магической среды.

Раньше, чтобы спровоцировать бедствие, нужно было поймать пучок этих водорослей. И, комбинируя их, стимулировать и направлять естественные природные процессы внешнего мира. Но теперь... если хорошенько толкнуть вон тот толстенный стебель - вызванные им в магическом лесу волнения просто вырвут куски реальности из человеческого мира. Она не представляла, как можно остановить, или восстановить разрушительные последствия такого вмешательства. Если раньше для произведения такого эффекта нужно было собрать вместе большую группу магов, то теперь одна Лаэси могла быть орудием Судного Дня. Хотя, справлялись же как-то с этой силой мифические Изначальные. Сомневаться в мифах у нее больше не было повода. Девушка надеялась, что ее всемогущий ангел-хранитель во всем разберется. А ей надо было выходить из транса в реальный мир. Она знала, что разгул стихий там уже завершился. В ее безопасности у пришельцев больше не было надобности. Но чувствовала, что все еще жива. Бескрылый почему-то не убил ее. Ей было страшно покидать пусть неподвижный, но безболезненный астральный мир и возвращаться в неизвестность реального. Но там будет ждать ее кумир. И она начала пробуждение.


3 часть.


Реальность встретила ее затхлым застоявшимся запахом и тусклым светом. Она несколько раз моргнула и открыла глаза. Тело не болело, но не желало свободно двигаться, словно скованное чем-то. Спустя мгновение она забыла об этом неудобстве. Магический океан никуда не делся. Он окружал ее, наслаиваясь на реальный мир. Призрачный, почти прозрачный, и все же хорошо различимый. Не было только плавающих искр. Она приподняла голову и осмотрелась. Помещение было каменным бараком с полуразвалившейся крышей. Сквозь натянутую через весь потолок серую ткань тускло просвечивало небо. Ткань также была натянута на три стены, исключая проходную с деревянной двустворчатой дверью. И была закреплена по углам на шестах. В углах стояли мерцающие световые кубы пришельцев. Она в плену и обездвижена. Освободиться было легко. Стоило только потянуть к себе ближайший призрачный стебелек. Но она не знала, чем это могло закончиться. Теперь она была локомотивом на стеклянных рельсах, которые могли разлететься вдребезги при любом неосторожном движении. И куда понесет ее неуправляемая сила, девушка даже представить не могла. А рядом хищно притаилась могучая неподвластная магия. Надо ждать. Не делать ничего и ждать своего ангела. Она закрыла глаза и принялась мечтать о встрече. И незаметно заснула.

Ее разбудила новая соседка по реальности. Магия беспокойно волновалась и потревожила стройный ритм сна девушки. В комнате кто-то был. Из всех известных Лаэси существ, на которых могла так реагировать магия, в комнате мог находиться только один. Она открыла глаза и посмотрела на него. Сложенные металлические крылья снова возвышались над его головой. Доспех был новым, на груди болталась устрашающая маска. Но теперь, ни маска, ни доспех не отличались от облачения большинства крыланов. Он был отмыт, причесан и свеж. И недоволен. С ног до головы облеплен льнущими к нему тонкими щупальцами магии. Крылья магию не интересовали. Сюрреалистичным призрачным узором был покрыт только человек. Который даже не догадывался об этом своем украшении. Неужели она выглядит также, изумилась девушка. Только не была отмыта и причесана. Или была? Она машинально дернула рукой, чтобы потрогать волосы. Но рука не подчинилась, прочно прикрепленная к лежанке. Пришелец пошевелился и повернулся, собираясь уходить. Так ничего и не сказав.
- Эй, - вырвалось у нее. Она с трудом узнала свой голос. Хриплый, с прыгающей интонацией. Лаэси глубоко вздохнула и постаралась привести его в норму, - что тебе от меня надо?
- Я еще не решил, - сообщил захватчик, забавно надувшись и нахмурив брови.
Девушка не смогла сдержать глупую полуулыбку при виде этого выражения его лица. Она его разозлила.

Он угрожающе подошел, уперся ладонями в края лежанки и наклонился над ней.
- Я не могу тебя отпустить. И не могу убить. Я знаю, что ты можешь лечить себя. Поэтому приказал периодически вводить тебе яд, как только очнешься. Чтобы ты была постоянно занята и не наделала пакостей.
- Но я больше не контролирую магию, - возразила девушка, опешив от нарисованной перспективы, - ты же видел. Если обращусь к ней, то снова устрою катастрофу. Или умру.
- У меня нет выбора, - качнул он плечом равнодушно.
- Почему нет? Просто отпусти.
- Я не уверен, что ты не можешь контролировать магию, - недоверчиво заявил захватчик, - к тому же, ты не дойдешь. Сюда идут войска, и мы готовимся к осаде.
- Почему не дойду? Если не пойдешь меня провожать, то никаких проблем с гвардейцами у меня не будет.
- Зато будут с имперцами, - уверенно пообещал он.
- А они причем? - удивилась девушка
- Сюда идут две армии. И будут здесь очень скоро.
- Планируешь сдать меня Империи?
- Нет, - апатично покачал головой он, - я не могу никому сдать единственную женщину на планете, в которой теперь течет кровь верховного рода. Таковы традиции клана. Я теперь против всех.
- Я ничего не понимаю.
- Тебе и не нужно.
Он выпрямился.

Она попыталась задержать его еще на какое-то время, чтобы придумать хоть что-нибудь, способное заставить его отказаться от задуманного в отношении нее:
- Я не понимаю, что ты делаешь, но догадываюсь, что все вы умрете! И я вместе с вами, - в отчаянии она повысила тон, что ему заметно не понравилось, - если все так, как ты сказал, то почему не сбежать?
- Потому что бежать некуда, - ответил пришелец, как будто объясняя ей очевидное.
- А сейчас мы где? - не сдавалась девушка.
Она еще ничего не придумала. Как назло, голова была совершенно пустая и не желала генерировать идей.
- В развалинах разрушенного тобой города.
- И ты еще надеешься выжить? - пораженно прошептала Лаэси, и констатировала, - Ты сверх самоуверенный самоубийца.
- Я надеялся, когда думал что ты умрешь, - спокойно начал он, - после того как исправишь то, что натворила. Но ты очень живучая. И постоянно ставишь меня в безвыходное положение. А теперь у всех своя судьба. И у этих земель тоже. Они сопротивлялись так долго, потому что были обещаны нам. Мы вассалы Империи. Нас мало, мы ценим наши жизни. А вот имперская армия рекрутов не считает.
Он снова собрался уходить. О своих землях она не волновалась. Скоро здесь будет самый лучший маг на свете. Но до этого момента ей надо было еще дожить.
- Должен быть другой выход. Нет судьбы! - громко сказала она ему в спину, - Есть действия и их последствия. Ты толкаешь одно дерево в лесу, оно задевает соседнее. А соседнее задевает следующее. Это делаешь ты, а не судьба!
Но он уже закрывал за собой дверь. Через несколько мгновений в нее вошла крылатая женщина, направлявшаяся к Лаэси с тюбиком яда.

По лицу женщины было совершенно очевидно, что ни на какие разговоры та не настроена. И Лаэси не стала тратить время. Когда тонкая игла безболезненно вошла под кожу, в Лаэси зашевелились воспоминания. Она вспомнила, как красавец-крылан вводил ей свою кровь. В его обычной манере было попытаться решить незнакомую проблему дурацким методом 'клин клином'. Девушка изо всех сил постаралась вспомнить, сколько тюбиков крови он мог ей ввести. Но не смогла. Насколько это сделало магию неуправляемой для нее, она тоже не могла определить. Девушка чувствовала, как начинает повышаться температура, слабеть тело и подступает тошнота. Скоро симптомы усилятся, и будет намного хуже. Но умирать не собиралась. У нее тоже была своя манера решать трудные проблемы. Она представила своего ангела. Высокого, отлично сложенного, с роскошным длинным хвостом пшеничных волос и льдинками светло-голубых глаз. Сердце встрепенулось и разлило по телу мягкий анестезирующий бальзам спокойствия и уверенности. Уйти в транс и позвать его она не могла, это сделает тело еще беспомощней. Но даже его образ, вызванный в сознании, дал подсказку. Она все еще помнила, как осторожно, но уверенно и успешно, он выпутывал ее из сетей атакующей магии. Помнила до мельчайших деталей каждое мгновение от начала до конца.

Она здесь не единственная, кого магия хочет подчинить и использовать. Звездноглазый пришелец обладает высоким потенциалом мощности высвобождения магии и несметным богатством управляющих конфигураций. Но не имеет запала. Поэтому вся его магическая мощь, доставшаяся ему через генетический код от далеких-предалеких предков, нереализуема. Он не обладает способностью к оперированию своими возможностями. Его тело к этому не приспособлено. Она уже поняла, что за следящее устройство вычисляло ее местонахождение. Это был он. Но слабая способность чувствовать колебания магического фона, была всего лишь рудиментарным атавизмом, оставшимся от изначального могущества предков. На длинном пути цивилизации люди его вида безнадежно утратили все магические способности. В его технологическом мире магия существовала только в сказках. Магия никогда не сможет его подчинить, даже если полностью сведет с ума или убьет. Также, как ничто не сможет заставить мага летать словно птица при помощи одной только магии. Поэтому, что бы с ним не сталось, причиной катастрофы он точно не будет. Она открыла глаза и принялась оценивать волнения призрачной магической растительности, окружающей ее. Вычисляя примерное местонахождение крылана. Женщины-пришельца в помещении уже не было, но девушка все равно чувствовала, что не одна. Где-то было следящее визуальное устройство. Но ее это не беспокоило. Никто из наблюдателей все равно не смог бы определить, что ее неподвижно лежащее тело проявляет какие-то признаки подозрительной активности.






Продолжение ТУТ

Вопрос: Мнение
1. прикольно  7  (100%)
Всего: 7

@темы: Творчество